Скачать может будут сниться длинные ресницы

Кавалер медали Леонардо, медали имени Скачать может будут сниться длинные ресницы. Лауреат московской региональной литературной премии имени А.

Вернее, говорил один, а все слушали. Слушали его, почти не перебивая, так интересно было. Если кто из молодых рот кривить начинал, мол, — враки все это, то сразу подзатыльник получал. Если бы Серый только о своих любовных подвигах рассказывал, его, может, и слушать перестали бы. Но он, хоть и прихвастнуть любил, а в основном речь вел — о тайне женской души. И здесь он был сведущ, как никто в мире, ну, психолог и есть. Мы его так и звали: Психолог.

Женщина, она не такая, как мы, тысячу раз нет. С мужиком ей, конечно, по части ума не сравниться, почти все великие люди- мужики были. А нелогичность всего поведения, загадка,- это вы, братцы, за всю жизнь не распутаете. Вот, к примеру, был такой случай, правда, не со мной. Я еще в ту пору пацаном был, лет восемь мне было, а все замечал — ничего мимо себя не пропускал. Так вот, у нас земляка за драку посадили, и  дали много, он не один был, следователь все под организованное преступление подвел. Невеста у него была, Настя, они пожениться не успели, посадили его ровно за неделю до свадьбы.

Уж как она убивалась по нему, как убивалась, водой отливали, чтоб умом не тронулась. Все годы Настя своего жениха ждала, никого к себе не допускала. А к ней парни — валом  шли, известное дело. Да и преданность привлекала, все понимали — раз так ждать умеет, жена будет отменная. Но она — ни на кого глаз не поднимала — будто заговорили.

Да как бы Паша — что не так, обидел, или изменил ей. А то — всей душой, да разве в деревне — что утаить можно? И пойми после этого женскую душу — что она из себя представляет? Все с удивлением смотрели на пожилого мужика, его на зоне Горьким прозвали. Не по имени писателя Горького, а за выражение лица.

Горький и Горький, а как на самом деле звали — никому дела не было. Молчаливый он всегда был, ни с кем особо не откровенничал, а тут вдруг прорвало. Голос у него поначалу глухой был, говорил тяжело, будто слова в глотке у него застревали. Но понемногу  прокашлялся, разговорился — все рот рукой прикрывал, будто боялся, что лишнее сболтнет. Я в деревне Новая жизнь родился. Она недалеко от города, километров тридцать, не больше, молодежи много. Мать у меня учительницей в школе работала, отец землю пахал.

Releated Post